Poluekt

Про аспирантуру и околонее

Очень много работы, непрозрачность критериев оценки, полная зависимость от руководителя, маленькие зарплаты (меньше, чем получил бы, не уходя в аспирантуру). "Около 40% аспирантов не имеют работы на момент защиты PhD" - а если плюнуть и уйти последи аспирантуры, то на рынке труда попадешь в клещи - поскольку "недо-квалифицирован в сравнении с получившими PhD, и поскольку не имеешь нужного опыта в сравнении с получившими работу сразу после университета".
Это все из свежего SciAm (спасибо aridmoors за наводку и тему).

Самое важное (imho) - в одном из комментов: "...150-летней давности формат "научная статья" должен быть изничтожен как класс. Он устарел. Нужно определить, ЧТО является "результатом работы ученого". Добавлю к сему точку зрения о том, что форматы "дипломной работы" и "диссертации" тоже устарели: для изложения новых научных данных достаточно 20 страниц научной статьи... При сем вспоминают миф о шести страницах PhD Альберта Эйнштейна (на самом деле 21, но это тоже весьма по нынешним временам немного).

А насчет "результатов работы ученого" - тут есть "проклятие формализации результата", ибо результат всегда на фоне других результатов, и тут нужно как-то сравнивать. Для stem - да, эксперименты, все равно формализуемый результат. Для liberal arts - тоже эксперименты, да, но уже не только они. Для multi/cross-дисциплинарных - вообще непонятно. Плюс: аспирантская работа - она научная, да, но! квалификационная прежде того, о чем не устают напоминать; насчет критериев просим сюда.

Однако же есть и второе проклятие (imho) - и оно даже пострашнее будет, цитирую по SciAm: "Хотите ли вы пойти на риск расстроить профессоров, чьи рекомендательные письма будут полностью определять ваши перспективы приема на работу"?
И что-то сдается мне, что этому вот, с формальностями и личными рекомендациями не 150 лет, а (когда там у нас цеха появились?) как бы не 950 лет...

(crosspost from myDW)
Poluekt

1992-2006, from Harvard with...

"Как Гарвард потерял Россию" - исключительно занимательная история о том, как гарвардские экономисты помогали писать программу “500 дней” и попутно поднимали капитализм в России… — и как их финансовый авантюризм закончился грандиозным мошенничеством, расследованием и многомиллионными штрафами… Ну и вишенка на этом тортике: стремительное восхождение юриста-первокурсника к вершинам большой политики.
Вот ей-ей, хоть частично, а переведу.
Рекомендутся к прочтению.

(crosspost from myDW)
Poluekt

про красоту

"Какие "чисто эстетические" свойства мы можем обнаружить в таких теоремах, как теорема Евклида и теорема Пифагора? Я рискну сделать лишь несколько разрозненных замечаний.
И та и другая теорема (разумеется, в теоремы я включаю не только формулировки, но и доказательства) отличаются весьма высокой степенью неожиданности в сочетании с непреложностью и экономичностью. Доказательства необычны и удивительны по форме; используемые инструменты кажутся по- детски простыми по сравнению с далеко идущими результатами, но все заключения с необходимостью вытекают из теоремы".

Харди Г.Г. Апология математика. Ижевск: НИЦ «Регулярная и хаотическая динамика», 2000, с.71.
Poluekt

О революции (любопытное)

"...А можно посмотреть и по-другому. Революции тормозят слишком быстрый прогресс - тот прогресс, который не стыкуется с психикой, увы, отсталого и примитивного человека. Вот можно и так посмотреть на революцию".
(В.П.Булдаков, Центр изучения новейшей истории России и политологии ИРИ РАН, д.ист.н., гл.науч. сотр).
(via)
Poluekt

Больная культура

"... умирающая культура всегда отмечена личной грубостью каждого ее представителя. Дурные манеры, нежелание хоть в чем-то уступить другому. Утрата элементарной вежливости и хороших манер гораздо более симптоматична, чем какой-то заговор. Особенно серьезен этот симптом потому, что тот, кто выказывает его, никогда не считает его признаком болезни, а наоборот, принимает за доказательство своей силы".
(Р.Хайнлайн. Фрайди)
Poluekt

* * *

Полковник, парадоксов друг, хватает альт,
за скрипку тощий контрразведчик
вцепился потной дланью и,
расправив флейту,
под окном мадам Зизи восстановился
коллежский секретарь Полухин.
А часом ранее, в саду, за преферансом, некто
испив шестую коньяку, воскликнул: Господа,
Нам на хватает этой... ик! культуры!
Я вас прошу... Нет, требую! Из Канта
нам что-нибудь сыграйте
на флейте!
- Нет уж, лучше спойте!
- Транс-цен-ден-тального желаю! - Нет, романс!
- Но это же...позвольте! - Не позволю!
- Он не писал стихов!
- Желаю про любовь!
- Ну как же вы не можете, корнет!
у вас же этот... университет!
я умоляю, умоляю, спойте!
- Философического! - Нет!
- Нет, на спор! - Коньяку!
- Полковник может. Ставлю двести.
- Я против контрразведки: сто. Полухин? на тебя
сейчас поставлю триста. Ваша светлость?
- Пас.
- Мой козлетон, мадам, сосвсем уже не тот,
к тому же пьян я, как последний нищий...
- Из Канта нам чего-нибудь!
И тут (как водится, внезапно) раздался
выстрел. Всё споткнулось
и встало.
А потом,
убрав за пазуху свой кольт, жандармский подпоручик
достал откуда-то свирель,
сыграл два такта
и растаял в небе.